fbpx
Публикации

Возвращение блудного «Нафтогаза»: как и зачем Коболев пытается снова подружиться с властью

23.01.2020
Фото: ЕРА

Независимый до сих пор «Нафтогаз», пытавшийся дистанцироваться от политики, снова помогает правительству решать его проблемы.

Причин у такой смены поведения может быть несколько, в первую очередь – скорое окончание контракта главы правления Андрея Коболева, продление которого пока остается под большим вопросом.

Ситуация усугубляется еще и резким скачком популярности Юрия Витренко. Исполнительный директор гораздо быстрее наладил контакт с новой политической элитой и уже успел отметиться победой в судах над «Газпромом» и помощью в переговорах по транзиту.

На этом фоне Коболев старается вернуть расположение президента и Кабмина. «Нафтогаз» идет на уступки, невозможные еще год назад – берет под управление убыточные ТЭЦ, досрочно выплачивает дивиденды и подыгрывает в борьбе за снижение цен на АЗС.

О том, как компания, боровшаяся за независимость и рыночные реформы, постепенно возвращается к социализму, в публикации на OilPoint.

Деньги есть? Тогда мы идем к вам

«Нафтогаз» — одна из крупнейших компаний в стране. Поступления в бюджет от ее работы за прошлый год колоссальные – 120,3 млрд гривен. Это около 16% всей государственной прибыли. В эту сумму входят как налоги, так и дивиденды, которые выплачиваются единственному акционеру – Кабмину.

После того, как в 2014 году в компанию пришли Андрей Коболев и Юрий Витренко бюрократическая и коррупционная государственная машина стала постепенно перевоплощаться в современную бизнес-структуру.

Причем упор на бизнесе был ключевым: для минимизации политического вмешательства в коммерческие решения “Нафтогаза” был создан наблюдательный совет с большинством независимых членов.

«Война реформаторов»: как Витренко стал главным претендентом на должность нового главы НАК

Он получил все необходимые полномочия — право заключать контракты с главой и членами правления, утверждать стратегию компании и финансовые планы.

Реформа пока не завершена, и с ней есть определенные проблемы, но результаты тоже имеются – 56,7 млрд долларов. Так оценивали эффект от изменений в коммерческой деятельности за 2014-2018 гг. в самом «Нафтогазе».

При подсчетах смотрели на разницу между доходами от транзита и возможными убытками от невыполнения условий газового контракта 2009 года.

Не меньших результатов управленцы “Нафтогаза” добились и на внешних фронтах. Тут и организация реверса газа из Европы, после прекращения поставок из РФ. И получение от «Газпрома» 2,9 млрд долларов по решению Стокгольмского арбитража, и подписание нового транзитного контракта, который за пять лет принесет еще минимум 7,2 млрд долларов.

«Нафтогаз» гуманитарный

По каждому из этих эпизодов тандем Коболев-Витренко действовал подчеркнуто одинаково, нацеливаясь на максимальные финансовые выгоды для “Нафтогаза”.

Но в прошлом году в этой концепции что-то словно надломилось: НАК потянуло на социализм. За последние месяцы набралось уже несколько таких примеров. Так, этой осенью ”Нафтогаз” начал спасать отопительный сезон в двух городах Львовской области – Новояворовске и Новом Роздоле.

История вокруг двух одноименных ТЭЦ, принадлежащих братьям Дубневичам, тянется уже несколько лет. Еще в 2013-2015 году предприятия задолжали «Нафтогазу» более 1,4 млрд гривен за поставленный газ.

Итоги газового рынка: падение добычи, конфликт в верхушке «Нафтогаза», транзитный контракт, анбандлинг

В рамках расследования дела, Новояворовскую и Новороздольскую ТЭЦ арестовало Агентство по розыску и менеджменту активов, полученных от коррупционных и других преступлений (АРМА).

После этого был проведен конкурс на управление станциями, его выиграла компания «Гарант Энерго М». Но к зиме 2019-2020 ситуация только усугубилась.

ТЭЦ не были готовы к отопительному сезону, часть оборудования демонтировали, работникам не выплачивали зарплату, а сам «Гарант» заработал новые долги перед «Нафтогазом».

На этой стадии в дело вмешался премьер-министр Алексей Гончарук, предложивший “Нафтогазу” взять обе тепловые станции “на поруки”.

Если бы такая инициатива в свое время прозвучала от Владимира Гройсмана, ответ НАК был бы прогнозируемо отрицательным. Но в итоге ТЭЦ со Львовщины оперативно передали в управление специально созданной при “Нафтогазе” «Нафтогаз Тепло».

Во времена премьерства Гройсмана «Нафтогаз» не упускал возможности демонстрировать свою политическую независимость. А иногда даже лез на рожон. Сейчас ситуация изменилась в корне.

Параллельно с эпопеей спасения отопительного сезона в Новояворовске и Новом Роздоле, “Нафтогаз” спасал и сам Кабмин: в конце прошлого года госкомпания досрочно перечислила в госбюджет 8,5 млрд гривен дивидендов за 2019 год.

И это при том, что, например, за 2018 год выплата 12,3 млрд гривен дивидендов осуществлялась на протяжении первой половины 2019 года, а последнюю часть перечислили только летом.

Выплата дивидендов в режиме “фальстарта” сейчас нужна была для того, чтобы залатать дыру в бюджете, которую Минфин оценил в 50 млрд гривен. Но соответствует ли такая стратегия бизнесовым интересам “Нафтогаза” и его политике последних лет? Нет.

Сегодняшние действия НАК все еще далеки от политики, которую он исповедовал в “патриархальные” времена Леонида Кучмы и “олигархический” президентский период Виктора Януковича. Но факт остается фактом: действия “Нафтогаза” все чаще соответствуют интересам власти.

Свежий пример: на прошлой неделе компания Коболева заявила о намерении начать импорт белорусского топлива. С одной стороны, это решение является продолжением давно озвученной в НАК идеи по развитию в рамках недавно созданных дивизионов смежных энергетических бизнесов.

С другой стороны, импорт белорусского продукта удивительно четко совпал во времени с инициативой Владимира Зеленского о снижении цен на топливо, о котором он предварительно договаривался с трейдерами в декабре.

Получилось так, что на ловца и зверь бежит: законтрактованные «Нафтогазом» тысячи тонн нефтепродуктов в краткосрочной перспективе сформируют профицит его предложения, а в долгосрочной — повысят конкуренцию среди трейдеров. И то, и то на выходе даст эффект снижения цен, которого добивается президент.

Почем доброта

Во времена премьерства Гройсмана, НАК не упускал возможности демонстрировать свою политическую независимость. А иногда даже лез на рожон.

К примеру, в 2018 году компания пыталась отсудить у правительства более 100 млрд гривен, недополученных из-за действия механизма PSO (специальные обязанности для обеспечения общественных интересов — Ред.).

Был и более наглядный прецедент — когда прошлым летом Кабмин обязал компанию доплатить 12,5 млрд гривен дивидендов, «Нафтогаз» сразу же подал в суд, добиваясь отмены решения.

Так что же изменилось теперь? На этот вопрос нет однозначного ответа, но есть целый набор обстоятельств, отличающих сегодняшнюю ситуацию от ситуации при прежней власти.

Во-первых, если раньше “Нафтогаз” противостоял чиновничьему механизму единым тандемом Коболев-Витренко, то сейчас “табачок врозь”: реформаторы находятся в конфликте и выстраивают свои отношения с властью самостоятельно.

Коболев и Витренко находятся в конфликте и выстраивают свои отношения с властью самостоятельно. У последнего пока получается лучше.

При этом побеждает в этой борьбе явно не Коболев. Об этом говорит тот факт, что во всех стратегических переговорах с Москвой от имени “Нафтогаза” участвовал Витренко. Именно поэтому последний стал лицом свежих достижений госкомпании в виде заключения нового транзитного контракта и победы в судах против «Газпрома».

В этой истории глава НАК как бы отошел на второй “телевизионный план”, но простой сменой публичных ролей дело не ограничивается. Еще в конце прошлого года в правительстве открыто заговорили о своем недовольстве провалом программы 20/20 «Укргазвыдобування», подразумевающей рост добычи газа госкомпанией до 20 млрд кубометров к 2020 году.

Весной этого года у Коболева заканчивается контракт, и рассчитывать на его пролонгирование в условиях такого информационного поля сложно. Возможно, в сумме эти обстоятельства и заставляют первое лицо газовой компании менять принципиальные отношения образца 2018 года на сегодняшние лояльные.

Чтобы не гадать, мы пытались получить ответ на этот вопрос у самого Коболева, но наш запрос так и остался без ответа.