fbpx
Публикации

«Война реформаторов»: как Витренко стал главным претендентом на должность нового главы НАК

18.12.2019

Топ-менеджмент «Нафтогаза» уже больше года живет в режиме разброда и шатаний: горшки между собой побили Юрий Витренко и Андрей Фаворов. Но то что начиналось как “индивидуальное противостояние” переросло в “войну всех против всех”.

Чтобы понять градус внутреннего напряжения, достаточно сказать, что недавно против соратников Витренко были открыты уголовные дела, но это не только не останавливает членов его команды, даже наоборот — раззадоривает. На передовой здесь отставной глава компании “Нафтогаз Трейдинг” Виталий Волынец, по инициативе которого в правительство попал документ, дискредитирующий сразу всех врагов Витренко в НАКе.

В нем Фаворов выставлен мошенником, Коболев его подельником, а наблюдательный совет – структурой, которая не способна совладать с правлением. Досталось и первому заместителю Коболева Сергею Переломе. Он якобы помог Фаворову заработать на невыгодных для «Нафтогаза» сделках с «ЭРУ Трейдинг».

Таким образом, сейчас Витренко противостоит практически всей верхушке «Нафтогаза». Но дело тут не в бесшабашности. Всем руководит четкий расчет: исполнительному директору “Нафтогаза” удалось найти общий язык с Зеленским и Гончаруком, которые в открытую поддерживают Витренко. Они то приглашают его на переговоры с Путиным, то критикуют его оппонентов из “Укргазвыдобування”.

 Почему позиция “реформатора Витренко” оказалась для новой власти ближе позиции “реформатора Коболева”? Односложного ответа на этот вопрос нет, но и мудрить через меру нет смысла: в последнее время у Юрия Витренко неприлично часто совпадали позиции с ныне всесильным Игорем Коломойским, к которому нет-нет да прислушивается новая власть.

О том, как дружба Витренко и Коболева сменилась враждой, “мошенничестве” Фаворова, роли Переломы и Волынца в конфликте, а также о том, как исполнительный директор НАКа сумел получить поддержку новой власти и воспользоваться ей , читайте в материале OilPoint.

Как начинался конфликт в «Нафтогазе»

Витренко и Коболев знакомы около 20 лет, в течение которых была и совместная работа в консалтинговой компании PriceWaterhouseCoopers, и совместный бизнес в рамках инвестиционной компании AYA Capital.

На заре этих отношений, в 2002 г., в жизни партнеров впервые и возник НАК “Нафтогаз Украины”. Тогда Витренко разрабатывал для этой компании стратегию, а Коболев занимался ее корпоративными финансами и ценовой политикой.

Андрей Коболев и Юрий Витренко с женой

Но второй заход в “Нафтогаз”, состоявшийся после Майдана-2014, вывел партнеров на совершенно другой уровень: Коболев стал главой правления, а Витренко его правой рукой – главным операционным директором.

К концу 2018 году между ними возник конфликт. Его официальная причина — разное видение корпоративной реформы компании. Но так совпало, что напряжение между ними возникло как раз когда новосозданный газовый дивизион «Нафтогаза» возглавил Андрей Фаворов, до этого возглавлявший компанию «ЭРУ Трейдинг».

Эта идея принадлежала Коболеву и категорически противоречила видению Витренко, часть полномочий которого Фаворов принял на себя.

 Витренко против Фаворова

Весной этого года в прессе появилась служебная записка Юрия Витренко, в которой он обвинил Фаворова в конфликте интересов и подсчитал убытки «Нафтогаза» от контрактов с «ЭРУ Трейдинг».

Он утверждал, что в конце 2018 года «ЭРУ» закупала газ по ценам, заниженным в некоторых случаях на 1000 гривен. После этого ресурс продавался обратно «Укртрансгазу» для балансировки уже по рыночным ценам. По подсчетам Витренко, «ЭРУ» могла заработать на таком посредничестве до $2,2 млн.

Для расследования привлекли независимого аудитора KPMG. Он подтвердил конфликт интересов Фаворова, но не нашел признаков его пособничества «ЭРУ», торговлю газом признали рыночной и конкурентной.

Почему из аудиторского заключения невозможно сделать однозначного вывода о вине Фаворова? Потому что де-факто на тот момент он уже имел влияние на принятие решений НАКом по торговле газом, но де-юре не имел формальных полномочий для влияния на сделки «Нафтогаза» с «ЭРУ».

Витренко критикует Фаворова и за новую программу «Укргазвыдобування», ориентированную на наращивание финансовых результатов компании. По мнению оппонента экс-главы “ЭРУ”, она принималась в спешке, без разбора ошибок провалившейся программы «20/20», которая подразумевала наращивание объемов добычи газа госкомпанией до 20 млрд куб м к 2020 г. Фаворов решил пренебречь постановлением правительства, утвердившего программу, и сосредоточиться на прибыльности работы.

Витренко против Коболева

Постепенно атаки Витренко на Фаворова превратились в атаки против Коболева. Отдел маркетинговых исследований «Нафтогаза», подчиняющийся исполнительному директору, подготовил отчет о прогрессе организационной трансформации компании, который летом появился в СМИ.

В нем Коболева обвиняют в срыве графика реформирования компании и нарушении управленческих стандартов. “Наблюдательный совет при этом бездействует и не привлекает CEO к ответственности”, — такие формулировки можно встретить в этом отчете.

Описан в нем и конфликт между исполнительным директором и главой правления: Витренко видел целью реформ минимизацию влияния отдельных личностей на работу компании, создание системы сдержек и противовесов, а Коболев был нацелен на быстрое достижение финансовой стойкости «Нафтогаза».

Неспособность завершить реформу управления в паре с практически неограниченным влиянием на работу компании должно было показать несостоятельность Коболева как главы «Нафтогаза».

Сам Витренко заявлял, что не руководил подготовкой документа и не передавал его журналистам. Но при этом, с его же слов, его личная позиция еще более критична, чем у авторов отчета.

Новый уровень конфликта. Коболев ответил.

Руководство «Нафтогаза» старается не выносить проблему в публичное пространство, но получается плохо.

В конце ноября Печерский районный суд Киева дал полиции доступ к документам «Нафтогаза» и ее структуры — ООО «Нафтогаз трейдинг». Следователи подозревают руководство компании в незаконном обогащении, и три месяца назад, 30 сентября, открыли по этому факту уголовное производство № 12019000000000932.

В материалах дела сказано, что в январе этого года менеджмент ООО организовал схему продажи газа по заниженным ценам подконтрольным фирмам, после чего ресурс был перепродан на свободном рынке.

За исследуемый следствием период «Нафтогаз трейдингом» руководил Виталий Волынец, уволенный в марте этого года по инициативе Фаворова. Волынец член команды Юрия Витренко, а значит полицейское расследование против него фактически равно расследованию против Витренко.

У Витренко не заставили долго себя ждать с контратакой. Как стало известно OilPoint, на прошлой неделе вышеупомянутый Виталий Волынец подготовил письмо, адресованное исполнительному директору “Нафтогаза” и Кабинету министров. В нем автор обвиняет Фаворова в коррупции и мошенничестве, а свое увольнение называет незаконным.

Документ открывает подробности отхода Витренко от газового бизнеса, детали становления Фаворова в «Нафтогазе», сделок с «ЭРУ» и борьбы топ-менеджмента.

Так, Волынец сообщает, что Юрий Витренко отказался от руководства газовым бизнесом «Нафтогаза» в конце октября 2018 года. Это произошло из-за давления и разногласий с Коболевым.

Практически сразу после этого, в начале ноября, Андрей Фаворов получил доступ к закрытой информации о газовой торговле «Нафтогаза» — гораздо раньше своего официального назначения. Тогда компания подписала с ним соглашение о неразглашении.

«Это соглашение не ограничивало Фаворова в использовании этой информации в интересах ЭРУ. Например, он мог использовать информацию про то, что Нафтогаз имел проблемы с ликвидностью и реализовывал большой объем газа по цене ниже цены импортного газа», — пишет Волынец.

Андрей Фаворов

В определенном смысле письмо Волынца дублирует тезисы вышеупомянутого отчета о прогрессе организационной трансформации “Нафтогаза”. Но у Витренко пошли дальше.

В своем обращении, кроме Фаворова он “прошелся” и по другому заместителю Коболева — Сергею Переломе. Именно ему временно (после отхода Витренко от контроля за газовым бизнесом и до официального назначения Фаворова) досталось управление этим направлением госкомпании.

В письме Волынца говорится, что “во времена Переломы” «Нафтогаз Трейдинг» начал продавать газ «ЭРУ» дешевле стоимости импорта, и в период ноября-января он обратно выкупался «Укртрансгазом» уже дороже рыночных цен. При этом «Нафтогаз» мог бы передать для балансировки ГТС собственный газ из подземных хранилищ, сэкономив деньги.

«Прикрываясь проблемой с ликвидностью Нафтогаза, Перелома фактически обязал Нафтогаз Трейдинг продавать газ третьим лицам, в том числе ЭРУ, с необоснованной скидкой к справедливой рыночной цене. В результате Нафтогаз получил меньше денег, а ЭРУ, собственником которой был Фаворов, больше денег», — говорится в документе.

К концу ноября 2018 г. Перелома представил Фаворова как нового руководителя газового дивизиона. Он сразу же перенял управление, получил кабинет в «Нафтогазе», личного секретаря, доступ к корпоративной почте и прочие атрибуты топ-менеджера. Но это произошло еще до его официального назначения на работу. Юридически Фаворов стал главой газового дивизиона только к концу декабря.

«Путем обмана касательно своих полномочий и злоупотребления доверием Фаворов приказал мне собрать ценовые предложения покупателей, а потом продавать газ по самой низкой из предложений покупателей ценой. Фаворов также оказал давление на меня для предоставления ЭРУ лучших договорных условий», — сообщает бывший глава «Нафтогаз Трейдинг».

Обо всем этом Волынец рассказал Юрию Витренко, а тот уже начал задавать вопросы Коболеву. Глава правления практически не отреагировал на обвинения в сторону своего соратника, только согласовал формальное обращение в службу комплаенс.

Там ответили, что конфликт интересов Фаворова решается, а проверить сделки с «ЭРУ» служба не может. После этого Витренко обратился в набсовет, но и там не нашел поддержки.

В Набсовете Фаворова поддержал Коболев и никаких решений принято не было. Расследовать дело поручили внешнему аудитору — вышеупомянутой компании KPMG, которое закончилось ничем.

Новая власть, новый Витренко

 За те месяцы, что прошли со смены власти в стране, Юрию Витренко удалось сблизиться с ее первыми лицами — Владимиром Зеленским и Алексеем Гончаруком. По информации от источников OilPoint, Витренко частый участник совещаний у премьер-министра, на которых в том числе обсуждается вопрос создания Фонда Национального Богатства – нового ведомства, в управление которому могут передать не подлежащие приватизации госкомпании, включая «Нафтогаз».

Юрий Витренко в Париже

Возможно, во время таких консультаций Витренко и нашел общий язык с новой властью. Но есть и другая версия: сближению с президентом и премьером исполнительный директор “Нафтогаза” обязан Игорю Коломойскому, с которым они оказались в тесном контакте с прошлого года — в ходе обсуждения темы разделения “Укрнафты”, которая на акционерном уровне контролируется “Нафтогазом”, а на понятийном — группой “Приват”.

Так или иначе, доверие президента и премьера к Юрию Витренко на лицо: в октябре президент назначил его членом Набсовета «Укроборонпрома» (в дополнение к работе в «Нафтогазе» и главенствованию в набсовете «Укрнафты»).

При этом именно Витренко (а не Коболев) представлял «Нафтогаз» на газовых переговорах с Россией. Главы правления не было ни в Вене, ни на важных переговорах между Путиным и Зеленским в Париже. Это показательный факт, ведь с российской стороны в составе делегации выступал Алексей Миллер – глава правления «Газпрома».

Очевидная близость Витренко к власти делает его фаворитом в противостоянии с Фаворовым и Коболевым. Яркий пример тому — события ноября. Тогда Минэкоэнерго, по поручению Гончарука, подготовило ответ на депутатский запрос Алексея Кучеренко о причинах провала вышеупомянутой программы “Укргазвыдобування” «20/20» и последствиях для Украины.

В нем сказано, что невыполнение утвержденной правительством программы, «создает угрозу энергетической независимости Украины и усиливает зависимость государства от импорта природного газа». Спорить с этим сложно: по плану Фаворова, который летом утвердил набсовет «Нафтогаза», добыча должна снизиться до 15 млрд куб. м газа в 2019 году и до 14,9 млрд куб. м в 2020 г.

Документ критично оценивает работу руководства госкомпании. Его обвиняют в неэффективном расходовании средств и недостаточном контроле за дочерним предприятием со стороны «Нафтогаза».

После публикации отчета, Министр энергетики Алексей Оржель сделал и прямой выпад против Фаворова, фактически обвинив «Нафтогаз» в сговоре с «ЭРУ». В СМИ появилось обращение Оржеля к Антимонопольному комитету, в котором он просит проверить результаты газовых торгов 29 октября на Украинской энергетической бирже.

За этими обвинениями министра энергетики ничего нет: по итогам аукциона того дня, «ЭРУ» и «Полтавская нефтегазовая компания» продали газ гораздо дороже среднемесячных цен. Это действительно привело к поднятию тарифа для населения, поскольку он был привязан к результатам торгов (кубометр газа для бытовых потребителей в ноябре стоил почти на 40 копеек дороже, чем мог бы).

Но причем тут “Нафтогаз”? Хотя, кого этот вопрос интересует? Как сказал Оржель, — “политическое решение о смене руководства “Нафтогаза” принято”. При этом вопрос о том, кем заменить казалось бы незаменимого Коболева уже не стоит: по данным источников OilPoint, на его место с нового года как раз и готовится Витренко.