Интервью

Тимур Хромаев: Мы такие большие, но не можем сформировать собственную цену, она формируется на бирже в Чикаго

26.09.2019

Тимур Хромаев возглавил Комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку практически сразу после Революции достоинства. В его планах было кардинально реформировать украинский фондовый рынок, однако до существенных реформ дело не дошло из-за нежелания ВР 8-го созыва принимать необходимые законы.

После кардинальной смены ландшафта украинской политики, ситуация кардинально изменилась. Верховная Рада уже приняла закон про «сплит», который не могли проголосовать около 5-ти лет, что явно вселило в главу НКЦБФР определенный оптимизм.

Недавно Хромаев сообщил о запуске полноценной энергетической биржи в Украине уже в 2021 году. Подробно об этом Oilpoint поговорил с главой НКЦБФР.

В 2021 году планируется запуск «полноценной» энергетической биржи. Что она из себя будет представлять?

На сегодняшний день приняты два фундаментальных закона. Это Закон «Про рынок природного газа» и Закон «Про электроэнергию». Они фактически должны реализовать в Украине полноценный конкурентный рынок, где спрос и предложение формируют стоимость. К сожалению, принятие этих двух законов не было сопряжено с принятием третьего важного закона, который бы позволил урегулировать ряд пробелов в законодательстве, связанных с функционированием бирж.

В силу разных причин, в принятии финансовых законов мы отстаем уже более чем на 4 года. Сейчас процесс значительно ускорился, что вселяет определенную надежду. На прошлой неделе, например, был принят закон о «сплите» (прим. -), и сейчас мы активно работаем над законом о новых финансовых инструментах, а также системах организованной торговли. В эту категорию попадают также и биржи, на которых торгуются такие продукты как электроэнергия, газ и другие.

Полноценная биржа должна гарантировать расчет, как товаром, так и деньгами, тем сторонам, которые приходят на биржу. На сегодняшний ни одна из бирж в Украине этого не гарантирует. Нам нужно поменять законодательство, для того чтобы в законодательной плоскости четко прописать требования к биржам, их обязательства и инструменты выполнения данных обязательств. Это очень кратко про суть данного закона.

То есть появится просто новый закон, под требования которого смогут подстроиться старые площадки, а также появятся новые?

Абсолютно. Мы приводим законодательные требования к биржам к европейским нормам. Если ты назвался «биржей» – то, пожалуйста, будь таковой. Что мы имеем сейчас? В большинстве случаев те, кто называется «биржей», по сути ставят свой штамп на контракты с целью трансфертного ценообразования или для переброски прибыли с одного юрлица на другое.

Мы хотим реализовать концепцию организованной торговли такую же, какая работает в европейских странах и не только. Там, например, поставщики электроэнергии и ее покупатели, которые торгуют на организованном рынке, формируют публичные цены. Речь идет о таких публичных индикаторах как цены на уголь в Роттердаме или на природный газ на площадках в Австрии и Германии.

Это то, над чем мы работаем сейчас. Надеемся, что закон будет принят до конца этого года, и тогда в 2021 году, основываясь на требованиях этого закона, старые площадки смогут отстроить свои внутренние процессы, докапитализироваться, купить необходимое ПО, и возможно появятся  новые игроки.

Т.е. это будут площадки, которые уже должны будут гарантировать исполнение сделок?

Да, совершенно верно. И они будут вписаны в надежную финансовую инфраструктуру, в которой есть не только биржевые операторы. Потому что гарантировать расчеты – это очень и очень затратная функция. Для этого нужно иметь достаточный капитал и систему управления рисками, которая не позволит допустить к торгам, например, неплатежеспособного субъекта.

Насколько высока вероятность, что такая площадка, которая будет готова нести такие риски, появится в наших условиях?

Очень большая. Потому что если в стране есть закон, что самолеты можно строить из бумаги, то настоящий производитель самолетов в такую страну никогда не придет. Так и с биржами! К нам придут системные игроки или наши инвесторы захотят создать соответствующую биржу, только тогда, когда мы создадим к ней соответствующие требования, которые работают во всем мире, а не формальные, при которых после первого «дождя» от такой биржи ничего не останется как от бумажного самолетика.

Мы делаем все возможное, чтобы обеспечить приход новых игроков на рынок и понимание существующими игроками, что им нужно сделать, чтобы стать полноценными организаторами торгов.

В этом законе будут прописаны какие-то ограничения по товарам, которые должны на этих рынках торговаться?

Торговаться на организованных рынках в принципе может все что угодно. Здесь важно другое — не закон определяет, что может торговаться, а что не может. Существует процесс допуска тех или иных товаров к торговле на бирже. Очевидно, что не всё должно продаваться на бирже, а только стандартизированные товары, которые не имеют индивидуальных признаков. Речь идет о зерне, электроэнергии, природном газе и пр. Светильниками на бирже не торгуют.

А если это моторное топливо к примеру? Есть стандарт, но базисы разные…

Для того, чтобы торговать чем-то на бирже, нужно понимать существует ли должная инфраструктура для этого товара. В случае топлива, это вопрос наличия сертифицированных и полноценных хранилищ, которые гарантируют сохранность того топлива, что торгуется на бирже.

Это первое. Второе – существует ли у нас в стране конкурентный рынок топлива? Или у нас есть один или два производителя и много покупателей? Если это так, то в этой ситуации топливо не является биржевым товаром. Это товар для прямых контрактов. И это не вопрос закона. Это вопрос регуляций и требований к тому товару, который может быть допущен к торгам.

То же самое касается и угля. У нас существует ограниченная конкуренция в данном сегменте. Зачем торговать тем товаром, на рынке которого присутствует ограниченное количество игроков? Понимание конкуренции и рынка товара должно являться предметом рассмотрения бирж и регулятора.

Что касается унификации, закон базируется на европейской рамке, которая устанавливает — не важно, чем ты торгуешь, главное, что правила торговли должны быть едиными для любого вида актива.

То есть нужно будет создать новый базис на продукт? Вот мы отгружаем такой-то товар оттуда, такого-то качества…

У нас сейчас товарные биржи не контролируют поставку товара. В новой парадигме биржи будет контролировать поставку. Но это не значит, что они будут гарантировать поставку из любой точки и в любую точку. У каждой биржи будет определенное количество точек поставки, с которыми они работают. Например, биржа торгует пшеницей и у нее есть пять сертифицированных складов. Это означает, что я как покупатель пшеницы смогу получить ее только в одной из этих пяти точек поставки.

Кто будет регулировать организованную торговлю? НКЦБФР?

Да. Но, НКЦБФР не будет выступать регулятором товаров. НКЦБФР – это  регулятор организованной торговли, то есть бирж. И только. Мы не регулируем тех субъектов, которые на бирже торгуют. Но мы «наблюдаем» за организаторами торгов, чтобы они честно выполняли свои функции, чтобы имели достаточно капитала, должные ИТ-системы, качественные отношения с точками поставки (складами, хранилищами) прозрачность структуры собственности была соблюдена и собственники биржи были равноудалены от покупателей и продавцов. Мы не определяем требования к товару, мы не определяем требования к субъектам, фермерам или потребителям – это не наша роль.

Комиссия готова будет к 2021 году регулировать новый рынок?

На сегодня мы регулируем фондовые биржи и субъектов финансовой инфраструктуры, которые обеспечивают переход права собственности на ценные бумаги, клиринг по сделкам с ценными бумагами. Есть ли какая-то разница с новыми задачами? Для нас никакой. Правила торгов те же самые.

Если ты хочешь спросить о комментариях некоторых участников товарных рынков, что комиссия должна иметь в своем штате специалистов по агро, углю и газу, чтобы осуществлять надзор за биржами, то поясню на простом примере. Сейчас на фондовых биржах торгуются акции аграрных компаний, угольных, энергокомпаний. Разве комиссия должна иметь специалистов по агрорынку или энергетике, чтобы осуществлять надзор за этими биржами?

Нет, ну это акции, это как раз унифицированный финансовый инструмент…

А чем это будет отличаться? Мы говорим про требования на актив! В чем разница? Я купил у тебя требование на кукурузу или на картошку. Я должен как регулятор понимать, что согласно установленным правилам кукуруза есть на сертифицированном складе и деньги есть на счету. И все. После того как ваша сделка на бирже состоялась, прошел расчёт и поставка товара. Также как сейчас происходит на финансовом рынке.

Планируется ли введение новых инструментов хеджирования?

Это все будет зависеть от участников. Когда они начнут торговать газом или электричеством, спустя какое-то время они поймут, что перед ними открываются новые возможности. «О! я же могу тебе продать электричество с поставкой и с расчетом через неделю. О! Через месяц. О! через три месяца. Супер». Но, в первую очередь, они начнут торговать день в день. Но со временем такой запрос от них придет. Наша задача, чтобы этот запрос лег на благодатную почву.

Законодательно это будет как-то урегулировано?

Конечно. Это будет урегулировано. Биржи в новой парадигме станут частью большой системы и нас интересует эффективная работа всех компонентов данной системы. Наши потребители должны получать честную стоимость за товар, и этой стоимостью не должны спекулировать. Иными словами, если монополист диктует стоимость на свой товар, тогда это не биржевой товар. Либо неплатежеспособный субъект каким-то образом получил много товара и определил стоимость, за которую он не заплатил. Это честная цена? Нет. Он еще и не рассчитался. Это не честный рынок. Вот в этом-то и заключается наша задача – создать такую систему, которая гарантирует расчеты и эффективность формирования прозрачной цены.

Судя по скорости принятия новым созывом ВР закона про «сплит», я так понимаю, что у новой власти есть понимание вектора движения Комиссии…?

Прогресс взаимоотношений с Верховной Радой на сегодняшний день состоит в том, что есть понимание целесообразности и важности тех изменений, о которых мы говорим. Все нацелены на конструктивный диалог. Закон про «сплит» этому пример. Мы говорили 4 года о важности консолидации надзора, а тут оказывается хватило двух недель чтобы принять этот закон. На такое же конструктивное взаимодействие надеемся и с законом про новые финансовые инструменты и организованные рынки. И мы рассчитываем, что также будет и с законом про полномочия регулятора, которые третьим пойдет в Раду. Крайне важно, наш финансовый рынок привести в соответствие с европейскими стандартами, это касается как финансовых инструментов, так и полномочий регулятора. Если все эти законы будут приняты, я уверен, что в Украине в ближайшие несколько лет появится мирового уровня рынок товарных и финансовых инструментов.

Что ты вкладываешь в понятие «Мирового уровня»?

Объемы торгов будут существенны, на наши площадки придут наши основные потребители на глобальном рынке. Украина на сегодняшний день является крупным поставщиком аграрной продукции. При этом внутри страны мы не имеет возможности формировать честную стоимость. Уникальная ситуация? Мы такие большие, но не можем сформировать собственную цену, она формируется на бирже в Чикаго.

Мы как регулятор абсолютно уверены, что через два года после принятия этого закона, и того времени, которые мы отводим на операционное построение инфраструктуры и систем, мы запустим в 2021-2022 году рынок. Через биржи покупатели нашей продукции смогут хеджировать риски, а малые фермеры смогут получить заранее деньги на уборку, прокредитоватся под зерно которое они депонируют на этом складе…

Учитывая финансовое положение нынешних площадок, слабо представляется что в Украине кто-то сможет гарантировать подобное..

Нужен капитал!

Но рынок бедноват…

Бирже необходимо иметь первичный капитал для того, чтобы обслуживать одну сделку за раз. Задача биржи обслуживать сделки одну за другой. Есть еще клиринговая организация, которая собирает гарантийные взносы со всех, кто приходит торговать на биржу.

Не только деньги биржи учитываются, а еще и участники должны положить свои взносы, принести гарантии своих банков для того, чтобы продавать или покупать на бирже. После того они как все сложили свои гарантии, клиринговая организация ждет сигнала, отгружать или не отгружать. То же самое происходит со складами, которые от биржи получают сигнал, отгружать или не отгружать товар.

Если биржа будет допускать недобросовестных участников к торгам, она быстро потеряет свой капитал и вылетит с рынка. Но мы не должны допустить, чтоб пострадали другие участники рынка и мы будем наблюдать за чистоплотностью и вменять биржам определённый фейс-контроль для участников, которых они допускают. Речь идет о наличии финансовых гарантий для расчетов.

Кто делал расчёты по потенциалу украинских товарных рынков?

 

Это потенциал, который есть у этих рынков. Это не значит, что объем торгов будет таким. Мы делали расчеты исходя из глобальной практики. Есть определенные правила откуда берётся ликвидность. Я говорю про американский рынок, где 150 лет происходит торговля. Есть много практики в Восточной Европе, в Азии, где многие страны успешно реализуют свой потенциал на товарных рынках через создание бирж и финансовых инструментов на их основе. Везде работает простое правило. У тебя должен быть крупный рынок данной продукции. Например, в Украине это кукуруза и зерно. Сколько раз может смениться собственник товара пока этот товар попадет от производителя к потребителю? Раз 10, купил-продал и так далее. Давай представим, что пока в первом звене я покупаю-продаю тонну, то все остальные девять участников захотят быть уверены в сохранении цены в течении трех месяцев по данной тоне. Соответственно, эти 9 участников купят или продадут кукурузу с отсрочкой поставки. Мы в своих расчетах берем пока 1-2, это означает что 1 или 2 участника купят фьючерсные контракты на эту тонну. То есть если рынок кукурузы у нас в стране 6 млрд долларов, мы предполагаем, что финансовых инструментов будет выпущено тоже на 6 млрд.

 

Это и есть те необходимые составляющие энергетического хаба в Украине о котором ты говорил?

Я считаю, что Украина может стать финансовым центром в регионе, особенно по тем товарам, которые производятся в Украине. Речь идет об энергетической и аграрной продукции в первую очередь.

Мы можем диктовать свои цены на эту продукцию, основываясь на конкурентном рынке. Тогда на этот рынок за украинской пшеницей или электроэнергией будут приходить покупатели со всего мира.