fbpx
Публикации

Срок под угрозой: обвинение запуталось в «газовых» офшорах Онищенко

16.03.2020

Высший антикоррупционный суд продолжает рассматривать «газовые» дела бизнесмена-беглеца и экс-нардепа Александра Онищенко, за которые ему светит до 12 лет лишения свободы.

Одно из них – о добыче газа на Стрелковом месторождении, расположенном недалеко от границы оккупированного Крыма.

Работу на участке в 2014 – 2016 годах вела аффилированная к Онищенко компания «Пласт» совместно с «Чорноморнафтогазом». В результате такой деятельности, по данным правоохранительных органов, бюджету был нанесен ущерб на десятки миллионов гривен.

Дело было открыто в октябре 2016 года. Прокуратура подозревала, что компании Онищенко не выполняли свои обязательства по договорам о совместной деятельности с «Укргазвыдобуванням», а также присваивали себе значительно больше прибыли с продажи газа, чем им полагалось.

В ноябре 2016 года Соломенский районный суд Киева арестовал газ, добытый «Пластом» на Стрелковом месторождении и закачанный в Глебовское ПХГ (сейчас контролируется Россией), и передал его «Укргазвыдобуванню» для дальнейшей реализации. Сейчас этот газ еще не реализован и хранится в газохранилищах.

Представители «Пласта» сразу же принялись писать жалобы на решение суда первой инстанции, однако Апелляционный суд Киева в декабре 2016 года их отклонил.

По данным наших источников, во время судебного разбирательства в 2017 году “Пласт” сменил собственника — компания перешла под контроль харьковских бизнесменов Кацуб, с которыми Онищенко связывает давняя дружба и сотрудничество в газовой сфере через компанию «Карпатнадраинвест».

Дело по “Пласту” сейчас находится в ВАКС. 20 января суд изучал аналогичную жалобу «Пласта» — об отмене ареста газа со Стрелкового месторождения — одного из немногих крупных активов, который остался под контролем Киева после захвата Россией “Черноморнафтогаза”.

Ее тоже отклонили – суд учел, что «Пласт» зарегистрирован по одному адресу с другими компаниями Онищенко, в частности, с компаниями «Надра Геоцентр» и ГК «Газовый альянс», а сторона защиты не смогла предоставить аргументы, которые бы доказывали, что арест на газ был наложен безосновательно.

Однако в аргументации обвинения есть один интересный момент: прокуроры не могут доказать, что компания «Пласт» действительно принадлежит Онищенко, ведь оформлена она на кипрский офшор «Остексперт лимитед». А отсутствие доказательств может существенно повлиять на ход дела и на конечный результат.

В чем суть дела Онищенко по «крымскому» газу и кто на самом деле владеет компанией «Пласт», разбирался OilPoint.

Схема Онищенко: на сколько “кинули”?

Из постановления Высшего антикоррупционного суда следует, что в деле вместе с «Пластом» фигурирует и другая компания Онищенко – ООО «Карпатнадраинвест».

Конечных бенефициаров этой компании обвиняют в том, что они продавали газ, добытый по совместным договорам с «Укргазвыдобуванням», своим компаниям по значительно заниженным ценам, а потом продавали его конечным потребителям по рыночной.

По версии следствия, всего с января 2013 года по январь 2016 года компании Онищенко по такой схеме нанесли государству ущерб на 1,6 млрд гривен.

Однако, в постановлении Антикоррупционного суда говорится, что суд первой инстанции не доказал отношение «Пласта» и его руководителей к схемам «Карпатынадраинвеста».

Компанию «Пласт» и ее руководство обвиняют в невыполнении условий договора о совместной деятельности по добыче газа с «Чорноморнафтогазом» на Стрелковом и Архангельском месторождениях, который был подписан в марте 2014 года.

Согласно условий договора, «Пласт» обязан был внести 71 млн гривен в разработку месторождений, однако внес лишь 1 млн гривен. При этом, от совместной деятельности получал прибыль в пропорционально большем размере, чем «Чорноморнафтогаз».

Следователи Нацполиции считали, что убытки «Укргазвыдобування» могли составить 170 млн гривен, однако Соломенский районный суд Киева счел, что в последствии такой деятельности «Пласта», государственная компания недополучила значительно меньше — порядка 20 млн гривен.

Так чей «Пласт»?

Схемы Онищенко по выводу денег от продажи газа по договорам совместной деятельности с предприятиями «Укргазвыдобування» не могли бы появиться без влиятельных покровителей в руководстве «Чорноморнафтогаза», «Укргазвыдобування» и даже «Нафтогаза».

И они у Онищенко были. Среди них — харьковские бизнесмены Кацубы – старший Владимир, экс-нардеп от группы «Видродження», и его сыновья — Александр и Сергей, которые во времена президентства Януковича занимали высокие должности в «Нафтогазе».

«Пласт» перешел под управление Онищенко в 2011 году. Тогда же Александр Кацуба работал заместителем директора «Чорноморнафтогаза» по экономическим вопросам. С 2012 года он вместо своего брата Сергея стал заместителем главы правления «Нафтогаза».

Вероятно, такое мощное лобби в «Нафтогазе» и позволило Онищенко выстроить схемы по выводу денег с государственных газодобывающих предприятий с помощью аффилированных компаний.

Однако после 2014 года дела у братьев Кацуб и у Онищенко стали плохи. 2 октября 2015 года Печерский районный суд дал разрешение на задержание и арест Сергея и Александра Кацуб.

Им инкриминировали с десяток обвинений в хищении государственных средств, выводе денег, подписании актов о выполнении работ, которые по факту выполнены не были и так далее.

Одно из дел, где замешаны братья Кацубы – о так называемых «вышках Бойко». Их подозревали в курировании покупки двух морских буровых вышек вдвое дороже их рыночной стоимости – за 800 млн долларов. По данным СМИ, эта операция проводилась под руководством тогдашнего главы «Нафтогаза» Евгения Бакулина.

Если Сергей Кацуба после решения Печерского суда успел сбежать во Францию, то Кацубе-младшему повезло меньше. В середине 2016 года правоохранители таки сумели его задержать. В СИЗО он пробыл практически год.

Вскоре после выхода из СИЗО в 2017 году дела у семейства Кацуб резко улучшились – они обзавелись новыми активами, в том числе и “наследием” Онищенко – компанией «Пласт».

Возможно, именно из-за перехода кипрского офшора «Остексперт лимитед», которому принадлежит контрольный пакет акций «Пласта» — 80,09%, от одного владельца к другому, у следствия и возникли проблемы с доказательством причастности руководства «Пласта» к схемам по выводу денег государственных газодобывающих компаний.

Так или иначе, Онищенко «с помощью» украинских правоохранительных органов и судов, до 2017 года потерял практически весь свой газовый бизнес, о чем ранее OilPoint писал подробно.

А значит, чем бы не закончился этот судебный процесс, риска потерять активы для Онищенко нет, в связи с отсутствием этих активов. Открытым остается только вопрос о тюремном сроке, который получит «схемщик».