Публикации

Польский газ: игра в имитацию

09.09.2019

Есть такой веселый термин — «труба — зомби». То есть трубопровод есть, а вот качать ему нечего. Бывают и фантомные трубы, когда есть что прокачивать, но трубы нет.

О новом трубопроводе для поставок газа из Польши с 2014-го года много говорили президенты, премьеры и прочий чиновничий люд.

Поставки газа из Польши привлекательны тем, что они являются единственным источником реального альтернативного (а не реэкспортированного российского) газа.

Польский терминал сжиженного газа в Свиноуйсьце позволяет организовать поставки с Ближнего Востока (Катар) и США.

Терминал для хранения сжиженного природного газа в польском городе Свиноуйсьце.
Фото: lngworldnews.com

Однако реально польское направление поставок для «Нафтогаза» (не смотря риторику) не особо принципиально.

Прошло пять лет – трубы нет и не скоро будет. Причина банальна — пока она не нужна бизнесу, а у нашего государства нет денег, чтобы просто закопать их в землю.

Интерконнектор «Польша –Украина». Рисунок «Укртрансгаз».

Интерконнектор «Польша –Украина» предполагает строительство нового газопровода диаметров 1000 миллиметров, между ГИС «Германовичи» (Польша) и западноукраинскими ПХГ в «Бильче-Волица» и «Опарским». 

Он позволит увеличить ежегодную пропускную способность до 5 млрд куб. В дальнейшем, возможно его увеличение до 7-7,5 млрд куб.в год

В 2018 году Украина сократила импорт газа из Польши по сравнению с 2017 годом на 46%, — 0,7 млрд. кубов газа. Причем и сам «Нафтогаз» не проявлял особого интереса к этому маршруту. В прошлом году импортировал всего 0,2 млрд, включая 60 млн. кубов аварийной закупки, во время газового кризиса с Газпромом.

В текущем году, при экстренном наполнении газом ПХГ, ситуация лучше. До сентября поставлено 0,95 млрд. куб. Но все же технически возможный запас мощности до двух миллиардов кубов в год мы не выбираем.

Всего потребности Украины в импортном газе составляют 11 млрд куб. м в год.

Поставки газа в Украину с польского направления

годПоставки газа из Польши
20140,9 млрд куб. м
20150,1 млрд куб. м
20161,0 млрд куб. м
20171,3 млрд куб. м
20180,7 млрд куб. м
2019 (8 месяцев)0,95 млрд куб. м

Сказывается и неразвитость газотранспортной системы Южной Польши. Прокачать туда большие объемы газа трудно.

Варшава, это понимает и ведет большие работы по развитию своей транспортной инфраструктуры. Строится целый ряд газопроводов на Юг. Однако Украина основной целью этих направлений не является. Трубы идут в Словакию и Чехию.

Основная идея поляков — создание резервного газового коридора «Север-Юг» от Балтики до Адриатического моря ( так называемый Интермариум). Трубы соединят терминал СПГ в Свиноуйсьце с запланированным терминалом СПГ в Хорватии (остров Крк).

Проект, хоть и с многочисленными задержками, но движется. При этом его отдельные участки получают финансирование от фондов Евросоюза на уровне 30-40%.

Это резко снижает финансовую нагрузку для поляков. Но вот финансировать постройку трубы на нашей территории ЕС пока не собирается. Украинское направление упоминается как «опциональное».

Поляки, не без оснований, считают, что свою часть работы они делают. В рамках проекта постройки соединительной трубы в Словакию они прокладывают новый 72-километровый газопровод от пункта ГТС «Германович». Именно туда и должен был прийти новый украинский трубопровод. После чего останется построить всего-то 1,5-километровый участок до границы с Украиной.

Однако у нас надо построить более сотни километров газопровода.  От «Бильче-Волицы» одних рек и речушек придется пересечь аж 24.  И как это часто бывает в Украине – финансирования нет.

Строящийся там же интерконнектор в Словакию получит от Евросоюза поддержку в 108 млн. евро на 165 км. трассы. Нам предлагают все оплачивать самим.

Нынешнюю ситуацию с трубой в Украину, в Варшаве оценивают, как «многоэлементную головоломку». При этом, ключевым фактором для постройки соединительной трубы (интерконнектора) является вопрос, будет ли она наполнена газом.

Тут их позиция вполне совпадает с украинской. Опыт постройки пустой трубы в Польшу у нас уже имеется. Это вполне свежая (образца осени 2005) труба от волынского Устилуга в польский Грубешув, под поставку газа из Украины в приграничные районы Польши.

Строил ее «Нафтогаз Украины» и контракт предполагался на 15 лет, до конца 2020 года. Но теперь труба просто ржавеет.

Опыт «зарывания денег» и нам и полякам, рассчитывавших на эти поставки запомнился. И энтузиазм к прокладке потенциально «сухой» трубы, но в двадцать раз дороже ($250 млн. против $14 млн. на Волыни) у нас умеренный.

Глава нашего «Укртрансгаза» Сергей Алексеенко, в комментарии польскому изданию Biznes Alert, откровенно сказал: «В этом проекте нет никакого смысла, пока существуют ограничения на юге Польши в районе Катовице (их планируют завершить их к 2022- ред.). Он не будет задействован без расширения этого участка газотранспортной магистрали».

Сейчас узел ГТС «Дроздовичи» после небольшой модернизации может передавать летом до 15 млн кубов в сутки. Второй пункт «Германовичи» может выдать в направлении Украины до 7 млн куб. м летом и 5 млн куб. м зимой.

Однако максимальные цифры поставок, только с апреля по октябрь, когда нет отопительного сезона. Зимой эти возможности падают втрое.

В ближайшие три года, пока не закончат новые трубы у Катовице, ничего не изменится.

В конце августа, вопрос снова подняли во время многосторонней встречи президентов Украины и Польши с участим министра энергетики США Рика Перри.

По его словам, США может поставками СПГ чрез Польшу помочь «другому союзнику» (Украине) предотвратить угрозу сокращения поставок российского газа, для чего нужно строительство новой инфраструктуры.

Встреча Президента Украины Владимира Зеленского и вице-президента США Майка Пенса в Польше. Фото Офис Президента.

Фразы были весьма обтекаемые и прямо новая труба не упоминалась. Даже говорилось о том, что «это не какое-то монументальное расширение инфраструктуры»

Новый министр энергетики и экологии Украины Алексей Оржель тоже говорил о скромных объемах: около 1 млрд куб «после начала функционирования интерконнектора между Украиной и Польшей».

По факту для таких объемов, ничего строить не надо, вообще.

Поляки отметили, что после расширения терминала сжиженного газа в Свиноуйсьце и строительства газопровода «Балтийская труба» из Норвегии в 2022 году могут поставлять до 6 млрд. куб. в год».

Но уточнили что для этого нужно «строительство 110 км участка газопровода в Украине». В общем, подписали очередной меморандум, но уже с участием США. Кроме того, приличия ради, достигли договоренности о работе экспертных групп об обеспечении возможности интерконнектора.

Сколько их уже было? Пока «Бла, бла, бла обыкновенное, год шестой». Лучше бы денег подбросили.

Реально все зависит от интереса бизнеса. Весной 2018 операторами ГТС “Укртрансгаз” и Gaz-System (Польша) проводилась процедура «необязующей оценки спроса» к транспортировке газа через украинско-польское «сечение».

Срок его даже продлевался, и по итогам завили о «выявлении значительного интереса участников рынка в трансграничных мощностях в обоих направлениях». Реально увы, не все так радужно.

Полученные оценки скромные: 3,9 млрд куб. м в направлении «Польша-Украина» и 1,6 млрд куб. м. в направлении «Украина-Польша».

При заявленной мощности трубы в 5 млрд кубов ее даже на уровне деклараций не обещают загрузить.

Поляки в этом году предлагали Киеву провести новую, уже «обязывающую процедуру» оценки. Однако это предложение в «Укртрансгазе» особого энтузиазма не вызвало.

По расчетам «УТГ», «если мы договоримся, чтобы ГИС «Дроздовичи» и «Германовичи» работали на условиях общеевропейских правил газового рынка, – это обеспечит более 5 млрд. куб. в год физических и виртуальных поставок». Т.е. в четыре раза больше максимального импорта в 2017 году.

Возникает вопрос — зачем и кому нужна новая труба? Даже если убрать виртуальные поставки.

Из позитива. В Варшаве упомянули что «благодаря проектируемому соединению, Польша и другие страны ЕС также получат доступ к хранилищам газа в Украине». Ранее от перспектив использования наших ПХГ там воздерживались, предпочитая строить свои.

Превратится ли эта фраза в что-то реальное, увидим. Сейчас уже храним порядка 1,7 млрд. кубов. От крупных европейских трейдеров.

Можем в разы больше. Тогда и обосновать новый маршрут будет легче. Да и деньги в Брюсселе под него могут найтись.