fbpx
Публикации

Газовое богатство в PowerPoint: почему концепция развития газовой отрасли в Украине провалилась

22.10.2019

Госкомпания «Укргазвыдобування» за последние три года вложила $3 млрд в программу по увеличению добычи природного газа. Рекордная за всю историю Украины сумма денег появилась после многократного поднятия тарифов на газ для населения.

Согласно программе «20/20»,за четыре года УГВ должна была нарастить добычу газа на 40%, обеспечив 75% потребности 40-ка миллионной страны в этом виде топлива.

Остальные 25% должны были обеспечитьчастные газодобывающие компании. За несколько месяцев до начала 2020 года перспективы обрести энергетическую независимость становятся все более туманными: УГВ снижает добычу и объемы бурения, а частный сектор топчется на месте. 

С  июля  по сентябрь 2019 года УГВ сократила добычу природного газа по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 8%, — до 3,579 млрд куб. м. Согласно данным реестра оценки влияния на окружающую среду, госкомпания с начала 2019 года заявила всего 19 скважин под бурение.

Для сравнения, только за февраль 2018 года УГВ подала в Минприроды более 100 скважин, которые госкомпания планировала вывести из бурения и подключить в газотранспортную систему.

Причин удручающего положения главной газодобывающей компании страны несколько, и большинство из нихсвязано с проблемами внутри самой компании.

ВИРТУАЛЬНАЯ ДОБЫЧА

Олег Прохоренко. Фото focus.ua

В 2016 году новоназначенный глава УГВ Олег Прохоренко презентовал программу «20/20». Прохоренко утверждал,что к концу 2020 года госкомпания достигнет добычи в 20 млрд кубов. Это на 40% больше показателей того времени. Реализация программы сопровождалась публичной кампанией о достижении энергетической независимости Украины.

По намеченному плану госкомпании без особых проблем удавалось идти ровно два года. Добыча реально росла, а в 2017 году и вовсе удалось побить 24-летний рекорд, достигнув 15,25 млрд куб. м. За что были выплачены щедрые премии.

Согласно годовому отчету «Нафтогаза», вознаграждение руководителя УГВ Олега Прохоренко в 2017 году составило 24 млн грн. В 2017 году Прохоренко стал самым высокооплачиваемым топ-менеджером из группы Нафтогаз после Андрея Коболева. Вознаграждение Коболева в тот год составило 47,1 млн грн.

Но уже в 2018 году выполнение Программы “забуксовало”. Полтавская Облрада заблокировала выдачу новых лицензий для госкомпании на территории области – одного из ключевых газодобывающих регионов Украины. Но это оказалось далеко не основной проблемой. Ведь, по той же программе «20/20», из запланированных 20,1 млрд кубов всего 2,8 млрд приходилось на добычу газа из новых месторождений.

Основной упор был на действующие месторождения, на которых УГВ планировала повысить добычу к концу 2020 года до 17,3 млрд куб. м. В 2019 году компания должна была выдать 16,6 млрд кубов, но уже сейчас можно утверждать, что этого не случится.

За 9 месяцев 2019 года, УГВ добыла 11,2 млрд кубов, а по итогу года выдаст не более 15 млрд кубов, сократив добычу на 500 млн куб. м по сравнению с 2018 годом.

Топ-менеджмент УГВ еще в 2018 году придумал формулу как на бумаге увеличить добычу газа. Компания вплоть до 1 июля 2019 года завышала уровень добычи за счет завышения потерь газа на собственные технологические нужды. Объёмы списания УГВ на потери росли из года в год. В 2018 году было списано рекордную величину в 1,7 млрд кубов газа.

Реального товарного газа компания произвела в 2018 году 13,8 млрд кубов, что на 100 млн кубов меньше показателя 2017 года. В текущем году этот показатель может упасть до 13,2 млрд кубов.

История закончилась увольнением Прохоренко и тотальными кадровыми чистками менеджеров среднего звена.

Увольнения избежал лишь заместитель главы правления Александр Романюк – давний друг одного из топ-менеджеров «Нафтогаза» Юрия Витренко.

С 1 июля 2019 года УГВ публикует реальные показатели добычи. При этом в компании стали жаловаться, что наращивание добычи страдает в основном из-за отсутствия новых лицензий на разработку новых месторождений.

Данные из годового отчета НАК «Нафтогаз Украины»

КОЛЛЕКТИВНАЯ БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ

В начале 2019 года «Нафтогаз» объявил о создании дивизионов по направлениям бизнеса: «Интегрированный газ», «Нефть» и «Техническое обеспечение». Главами этих бизнес-единиц назначили соответственно Андрея Фаворова, Николая Гавриленко и Андрея Хоменко.

Андрей Фаворов.

УГВ подверглась трансформации больше всех остальных активов «Нафтогаза». Компания была разделена между тремя дивизионами, которые неимеют юридического статуса. На бумаге«Укргазвыдобування» существует, сотрудники продолжают числиться на юрлице. Но фактически компания и работники поделены на три отдельные предприятия со своим руководством.

Андрей Хоменко

Новая модель корпоративного управления сказывается и на буровом управлении УГВ – «Укрбургазе». Это собственный подрядчик компании, который занимается бурением скважин. В его модернизацию за последние два года УГВ вложила не менее 500 млн долларов. Были закуплены новые буровые станки и другая спецтехника.

Несмотря на тотальное техническое перевооружение, большая часть нового оборудования сейчас простаивает, что сказывается и на объемах бурения. По информации экс-директора «Укрбургаза» Владимира Соколовского, покинувшего УГВ летом 2019 года, за 9 месяцев текущего года «Укрбургаз» сократил объемы бурения на треть, что приведет к потере 5-6 млн куб. м природного газа ежесуточно.

«27 сентября 2017 года «Укрбургаз» пробурил 173 000 м, при средней глубине скважины 3 500 м и дебете около 46 000 куб м…. 27 сентября 2019 года «Укрбургаз» пробурил 116 000 м при наличии двадцати новых высокотехнологичных станков», — сообщил Соколовский на своей странице в facebook.

Удручающее положение дел в «Укрбургазе» подтверждает другой его бывший руководитель Илья Рыбчич. Выступая на газовом форуме в Киеве в конце сентября, Рыбчич обрушился с критикой на действия нынешнего менеджмента компании.

«На старых месторождениях компания сейчас добывает всего около 2% запасов … за те деньги, что получила «Укргазвыдобування» можно было что-то сделать. Хорошо, хоть новые буровые установки закупили, но они сегодня стоят», — говорит Рыбчич.

Сама УГВ отказывается говорить о сложившейся ситуации. Oilpoint отправлял запрос в компанию с просьбой ответить на вопросы. Вот некоторые из них:

  1. Сколько буровых станков УГВ задействованы в бурении новых скважин?
  2. Сколько всего исправных буровых станков сейчас на вооружении УГВ?
  3. Какие планы УГВ на 2019 год по вводу новых скважин в эксплуатацию?

Пресс-служба в лице Алексея Ткачука (отвечает за коммуникации с дивизионном «Техническое обеспечение») изначальнопоставилаусловие для предоставления информации: согласовать публикацию с ними во избежание негатива. Получив отказ, УГВ прислало отписку юристов, не содержащую ответов на поставленные в запросе вопросы.

ответ УГВ на запрос oilpoint

Источники oilpointв УГВ и «Нафтогазе» связывают замедление темпов бурения и вводом новых скважин с трансформацией корпоративного управления в «Нафтогазе», разделением активов между дивизионами и конфликтом руководителей дивизионов «Интегрированный газ» и «Техническое обеспечение» на этой почве.

«Много времени ушло на выяснение взаимоотношений между двумя директорами дивизионов при делении полномочий и влиянии на активы УГВ. Фаворов и Хоменко даже в одном офисе не часто появляются», — поясняет один из собеседников.

Решение о том, где бурить и сколько новых скважин принимает инвестиционный комитет УГВ, куда входят Фаворов и Хоменко, а также члены их команд. Как показывает практика, сейчас две команды не могут прийти к общему знаменателю в вопросе выбора новых точек под бурение.

После смены менеджмента УГВ весной 2019 года, новым руководством была полностью отменена программа бурения, утвержденная еще при Прохоренко. При этом новой программы предложено не было.

«Инвесткомитет может несколько недель тратить на определение оптимальной точки для бурения. Идут постоянные споры, которые в конечном итоге замедляют работу, что очень раздражает Хоменко», — говорит источник в УГВ, близкий к инвесткомитету.

Недавно «Нафтогаз» еще больше усложнил систему подчинения в УГВ. «Нафтогаз» обязал главу правления УГВ, место которого сейчас занимает Фаворов, выполнять решения директора дивизиона «Техническое обеспечение» Адрея Хоменко. В тоже время, Хоменко, как член правления УГВ, подчиняется Фаворову. Теперь два Андрея находятся в подчинении друг у друга.

«Коболев хотел больше персональной ответственности для руководителей дивизионов, а получил всеобщую коллективную безответственность», — рассказывает один из источников Oilpoint в компании.

В целом, Программа 20/20, утвержденная правительством, так и не достигла главной цели – отказ от импорта природного газа через увеличение собственной добычи и сокращение его потребления.УГВ Программу выполнить не смогла, частные компании также не показали очевидных успехов, показав за несколько лет рост всего в 3-5%.

добыча природного газа в Украине. Данные Минэкоэнерго

 

Крайне непопулярный политический шаг с многократным повышением тарифов на газ для населения позволил наполнить государственную газодобывающую компанию миллиардами свободных средств.

Но вложенных миллиардов хватило лишь на то, чтобы завести в страну нефтесервесные компании международного уровня с новейшими технологиями. Но и они тоже остались в проигрыше через сворачивание инвестиционной программы их главного заказчика – УГВ.