Публикации

Дельфин с ослиными ушами: как умножить на ноль перспективы добычи газа на шельфе

18.09.2019

11 сентября Кабмин официально признал провал конкурса по привлечению инвестиций в разработку нефтегазовой площади «Дельфин» в Черном море.

По факту, конкурс тихо грохнули два месяца назад, в июле (еще при предыдущем правительстве).

И скорее всего правильно. Действо по замыслу было типичнейшей попыткой уходящего правительства хапнуть кусочек напоследок. Хотя в итоге, получилось не так однозначно плохо.

Фальш старт

Конкурс объявили в апреле по сверхускоренной процедуре: инвестора нужно было выбрать за два месяца. Срок раза в три короче мировой практики.

При этом, будущий победитель конкурса получал соглашение о разделе продукции аж на полвека и огромный нефтегазовый участок в 9,5 тысяч километров в Черном море.

Большинство экспертов (включая и ключевого участника) оценивали это как раздачу под «своего» инвестора.

Инициатором конкурса выступила Frontera Resources. Это техасская фирма, находящаяся в крайне тяжелом финансовом состоянии и замечательным «опытом» провалов своих проектов. При чем аж на двух континентах и в четырех странах.

Везде эта замечательная контора обещала миллиарды кубов газа и тысячи тонн нефти. Реальный результат был на порядки скромнее.

Забавно, но и сама Frontera считает часть своего бывшего руководства жуликами и пробует вернуть с них деньги.

В этом году,после многолетнего падения ее акций, компания покинула фондовую биржу. В общем инвестор солиднее некуда. Но… в Киеве решили, что это достойный претендент для запуска конкурса.

Пришли не только «свои»

Несмотря на первоначальную срежиссированность, по-тихому конкурс провести не удалось. Как бы не старались чиновники, спрятать «Дельфина» от реальных инвесторов так и не удалось.

Кроме массовки (типа Frontera) на горизонте нарисовались и участники с деньгами.

Ожидаемым стало появление Trident Acquisitions Corp. Основные акционеры Trident — американские хедж-фонды.

Президент фирмы — инвестиционный банкир Вадим Комиссаров, гражданин США, выходец из еврейской эмиграции, с конца 1990-х работавший в РФ и покинувший страну после аннексии Крыма.

Главный операционный директор — экс-руководитель «Смарт-холдинга» Александр Тимофеев, ранее работавший в «Чорноморнафтогазе» и «Нафтогазе».

Председатель правления Trident является Эдвард Верона, в 2006-2008 годах занимавший пост вице-президента Exxonmobile в Росси. Также среди директоров — совладелец крупной украинской торговой сети АТБ Геннадий Буткевич. Илье Пономареву принадлежат около 7% компании. Совокупная доля частных лиц — чуть больше 11%. Буткевич сейчас активно скупает ресурсы (например, урановые и литиевые месторождения).
Геннадий Владиславович известен и хорошими отношениями с министром МВД Арсеном Аваковым. В общем, компания собралась интересная.

Сенсация конкурса — Caspian Drilling Company, «дочка» азербайджанской госкомпании SOCAR. Это реально серьезный участник, с опытом бурения на море.

Украинское «Укрнефтебурение» (Игорь Коломойский и Виталий Хомутынник), судя по их пассивному поведению, пришло чисто «на посмотреть», а будет выгодно — так и оспорить конкурс. Компания — один из крупнейших частных газодобытчиков страны. В 2018 году увеличил добычу газа на 32% до 714 млн куб м. Эксплуатирует Сахалинское месторождение на Харьковщине. Опыта в бурении скважин в море не имеет.

Что предложили фавориты гонки

Вообще именно детальная разработка проекта «Дельфин» — что и где надо бурить на участке — стало чуть ли не единственным позитивом этого действа.

Тrident обещал за пять лет обеспечить минимум семь поисковых скважин. А в случае успеха — более двадцати.

Стоимость скважин компания оценила крайне оптимистично: порядка 10 млн долл. за единицу. Завив, что «если не воровать», в эту смету уложится.
По словам Пономарева, по такой стоимости румыны из GSP Offshore SRL бурят скважины поту сторону морской границы, на соседнем участке «Мидиа». Кстати, эту компанию Tridentи заявил в качестве стратегического партнера.

На промышленную добычу газа собирались выйти через четыре года после начала проекта, а сами буровые работы начать весной 2021-го. Судя по контексту, суммарно стоимость первого этапа — порядка 200 млн долл., весь проект может потянуть и на миллиард.

Впрочем, у Trident есть проблема — он должен обязательно определиться с объектом инвестирования до 1 декабря.

Собственно по этой причине нынешняя отмена конкурс делает невозможной его повторное участие — просто не успеют.

Другой фаворит, Caspian Drilling Company, в обещаниях не скупился. Если план через пять лет выйти на добычу полумиллиарда кубов в год вполне смотрелся, то от 5 млрд. кубов на десятый год веяло восточными сказками.
Расположенное рядом весьма неплохое (и пока захваченное) Одесское месторождение выдает до миллиарда кубов.

Вообще же их программа направляла основные усилия на четыре приоритетных структуры: Гамбурцева, Кулисная, Разломная и Чаривна.

Азербайджанцы анонсировали пять поисковых и четыре эксплуатационные скважины. Первый этап оценили в 430 млн долл., включая 200 млн на строительство подводного газопровода на берег.
Контакты и предварительные договоренности с румынами («Ромгаз») у них тоже были. Как и опыт работы на шельфе (в т.ч. на Средиземноморском).

Общие инвестиции в проект могли составить более 1 млрд долл. То есть по обещаниям оба предложения были в общем-то сопоставимы. Сейсмику тоже обещали схожую (и кстати не покрывавшую и трети выделенного участка).

Не достаточно представительный

Конкурс сам по себе не внушал особого доверия сначала у экспертного сообщества, а позже – и самой власти.

Тем не менее, еще 5 июля почти все члены рабочей группы Межведомственной комиссии и эксперты высказались за предложение определить победителем конкурса на участок «Дельфин» азербайджанскую Caspian Drilling Company (CDC).
Но потом кулуарно договорились, что конкурс все-таки сорвут, не созвав комиссию. Что и сделали.

После чего Caspian Drilling из него вышел, заявив о нецелесообразности «инвестировать в данный проект по причине наличия высоких юридических рисков».

После их ухода единственным претендентом стала Trident.

Но конкурс по факту уже был никому кроме их не нужен.  Агония затянулась еще на два месяца, с июля до сентября.

В августе у покидавшего кабинет Гройсмана наступило публичное прозрение. Он заявил, что конкурс был «недостаточно представительным, недостаточно конкурентным и в целом не оправдал ожиданий в части прихода на наш рынок игроков высшей мировой лиги газодобытчиков. Необходимо провести новый конкурс с целью привлечения крупнейших мировых компаний к добыче газа на украинском шельфе».   И вообще «когда мы его объявляли — рассчитывали на участие в нем мировых лидеров уровня Shell или Exxon. …»

Заявление о высшей лиге выглядело откровенно смешно. То, как шел процесс в апреле-мае было чем угодно, только не привлечением крупных фирм.

Не было не то, что рекламы в мире, не было даже официального текста на английском.

А сами сроки конкурса съежились отсмешных трех месяцев до совершено издевательских двух. Крупные международные компании принимают решения по участию в подобных проектах намного медленнее. В мире, они обычно стартуют с отметки «от полгода и выше».

Заодно уходящий премьер мудро заметил, что «для Украины добыча газа на шельфе Черного моря — вопрос не только энергетической независимости, но и геополитики, учитывая непосредственную близость газоносных участков к оккупированному Россией Крыму».

О геополитике и разном

С геополитикой в конкурсе и впрямь обстояло так себе. Речь о громадном куске украинской части Черноморского шельфа.

Из оставшихся после аннексии Крыма 40 тыс. кв. км моря, хотели отдать четверть. Причем самой продуктивной и удобной для добычи мелководной части. Там уже найдены минимум три перспективные структуры.

Участок «Дельфин». Обзорная карта района работ

Обычно такие площади делят на гораздо более мелкие куски. Как, к примеру, сделали наши румынские соседи.

Но даже и этот факт блекнет по сравнению с другим. Внутри выставленного на конкурс «Дельфина» захваченные россиянами Одесское и Безымянное месторождения. Такой вот себе «билет на фронт».

Конечно, при таких раскладах навряд ли найдется именитая международная энергокомпания, готовая идти на прямой военный конфликт с РФ. Захваченные оккупантами вышки напичканы оружием и патрулируются русским  флотом.

Где работает «Чорноморнафтогаз»

В Европейском суде по правам человека находится дело по иску государства Украина к Российской Федерации в связи с оккупацией Автономной Республики Крым. Рассмотрение его намечено на 2020-й год.

Одной из ключевых позиций нашей стороны является «невозможность доступа к сухопутной территории Автономной Республики Крым, территории исключительной (морской) экономической зоны Украины вдоль побережья Крымского полуострова и прилегающего к побережью континентального шельфа Украины, а также на недра под указанными территориями».

И тут объявляется конкурс с участками вокруг захваченных Одесского и Безымянного газоконденсатных месторождений. При этом часть труб от захваченного россиянами Одесского месторождения идут прямо через участок, выставленный Украиной на конкурс. Мягко говоря, позицию «невозможности доступа» это не упрощает.

Выглядит так, что у нас правая рука не знает, что делает левая (или они друг друга моют?). В общем юристам, есть над чем поработать.
Trident сейчас вообще вовсюрежет правду матку. Терять-то ему особо нечего, а из Киева вполне можно попробовать выжать компенсацию.
Ее технический руководитель Алексей Тимофеев (ранее работал в «Смарт-Групп» (Вадима Новинского) вполне откровенен: «проблема в том, что нефтегазовый сектор в Украине — это полигон не для инвестиций, а для наивного популизма.

Все эти разговоры о «триллионах запасов», «энергетической независимости за 5 лет», рассказы о мейджорах с мешками денег, якобы ждущих за углом особого приглашения – это, те самые «от мёртвого осла уши», которые имел в виду классик. … Потенциал, риски, относительная привлекательность на мировом рынке, история успехов и факапов — всё в реальности не так, как об этом рассказывают эксперты по ослиным ушам. Вот правда ведь, услужливый дурак хуже врага. В результате решения принимаются, исходя из искажённых предпосылок».

По существу, и добавить нечего. Кроме разве что и Trident не белые и пушистые идеалисты, а бизнесмены. О чем они почти прямым текстом сами говорят.

«Trident — это бизнес-кейс, успех которого должен был стать триггером для реализации серии подобных проектов по привлечению на бирже NASDAQ инвестиций в Украину».

В стадии подготовки, как утверждают в компании, находятся проекты для агро, альтернативной энергетики и финтеха (финансовых технологий).
В общем, там толстый намек — торг пока уместен. Будет ли он … увидим. А пока победитель отмененного конкурса подает в суд.